А что в авоське?




Вот знаете, «вкус как у мамы» это очень зыбкие пески.  Моя мама в начале голодных девяностых купила где-то диковинную хмелю-сунелю и пихала её от избытка куда не попадя. А теперь представьте борщ со вкусом хмели-сунели? Представили? То-то же! А теперь представьте, что вся еда в доме с этим непривычным вкусом? Кому-то может и фьюжн, и смешение культур, вот только жрать это невозможно. Так что поаккуратнее вы с поисками «того самого вкуса», вдруг он случился в тот момент, когда его уставшая мама открыла для себя прелести бульона «галина-бланка». Вы ему гурьевскую кашу, с пенками с эффектом русской печи со фермерских сливок снятыми, а ему для счастья надо чоко-пай или блин со сгущенкой.

Вот бы узнать, в какой момент у мужчин формируется вот эта связка – «желудок-мозг».  В каком возрасте? И всё! Каких-то десять тысяч ведер и золотой ключик наш!  Допросил родственников или непосредственно пациента, наложил всё на исторический момент. И вот он – тот самый. У каждого свой.  За ним и гоняемся постоянно, чтобы хоть на секундочку вернуться в детство. Туда где нет никакой ответственности. Ибо «страшно не то, что мы теперь взрослые, а то, что взрослые теперь мы».

Мой самый-самый детский вкус – это продовольственный офицерский паек. На Новый год к нему прилагался ящик мандаринов. В зависимости от количества и величины звезд на погонах получателя красная икра сменялась сервелатом, а баклажанная – кабачковой.
Помните, да?

Печенье Юбилейное, вкусное пока свежее.

А как печенье уже не алё – берешь банку сгущенки.

Добавлешь к ней какао.

И вот вам ярчайший вкус 70-ых годов — десерт «шоколадная колбаса».

Кисель в брикетах. Кто-то просто так его любил грызть. По мне – кислятина. Но варить его на большие количества было очень удобно.


Ну а про остальное у вас и самих по истории наберется))

Вот тут у меня в голове всплывает картинка пыльной летней Советской Гавани и пароход в сухом доке.


А кто помнит как консервы из горбуши покупать? надо мне обратно перетащить тексты про горбушу сюда на сайт. Тот парень, что сайты про горбушу и кальмары купил, похерил их как-то со временем. А чего добру пропадать?



А ещё были консервы, которые назывались «рагу из лососевых». Туда входили брюшки и плавники, стоили они дешевле, но суп из них получался в разы лучше чем из обычной горбуши в собственном соку.

И чай, черный, в заварочном чайнике. Я по утру холодную заварку папину прямо из носика чайника прихлебывала.
Так чтобы оставалось, а то неприлично совсем.

И макароны с тушенкой, и картошка тушеная с тушенкой и суп на ней же свареный.

А это уже деликатес.  Я салат делала с яйцом и маойнезом, потом майонез убрала, и оказалось не хуже.
Но и просто так кусочек на хлебушек иногда…

И баночку припрятать непременно на Новый год на оливье!

А этот полузаграничный деликатес тоже добывался по случаю и припрятывался для повода.
Яйца фаршированные шпротами, салат мимоза, и просто хвостик шпротный на канапешке.


Я все таки кабачковую больше любила. Мы на Сахалине с девками на сохранение лежали, в больнице, что на Опытном поле. Там рядом одна единственная девятиэтажка стояла (дом персонала), а в ней малюсенький магазинчик, из колясочной переделанный. И вот там продавалась икра кабачковая в таких же банках. И каждый день после обеда мы совершали паломничество за икрой. По паре банок и немедленно съесть. Лучшее утешение для беременных женщин. Нас тогда ещё свежей красной икрой пятиминуткой подкармливали. Но беременным женщинам кабачковая больше по вкусу была.














| 27.10.2016 | 490496