Леха

Мне 4 года было, когда Лешка родился.
Январь 74-го. Я так долго просила у родителей братика Лешу. У меня был друг – в одном подъезде жили, Лешка Миронов. Я с ним играла. Но хотела своего такого, что бы играть когда захочу, а не когда ему родители разрешают.
А тут мне братика пообещали. Вот, говорят – скоро купим тебе братика.
Я начала присматривать к мясным отделам в магазинах. Почему то мне казалось что братиков должны там продавать. В те времена на прилавках лежали всякие огромные свиные головы, какие то другие части…но братиков – не было.
Потом мама отправилась за братиком. Куда то на ночь глядя, в метель. Отец ещё не пришел со службы, и меня сдали на попечение соседки, тети Наташи. А я очень беспокоилась, и просила маму, что бы тетя Наташа обязательно передала отцу, что мне уже можно пользоваться маленькими ножницами с закругленными концами. Я уже пару дней как научилась кружочки вырезать – но отец об этом ещё не знал.
Потом мы с отцом шли по степи и ветер дул в лицо, и шарф, которым я была укутана до бровей сначала намокал от дыхания а потом покрывался сосульками. А там в больнице – в Ясном она была в самом конце города, почти в степи – отец протянул большой пакет с мандаринами в окошко какой-то толстой тетке в белом халате. Кому-то мы ещё махали в окошко. Но было холодно и темно.
А потом мама приехала домой и меня постигло, наверно самое первое и самое сильное разочарование в моей жизни.
Вот первых братик был совсем не такой какого я просила.
Толстый щекастый сверток.
С ним нельзя было играть.
Представляете?
Его вообще трогать не разрешали.
С ним возились все – словно это самое главное в доме.
А потом пришли гости. Все ходили охали и ахали возле этого пискли, и на меня ровным счетом не обращали никакого внимания.
И меня уже не ставили на табуреточку как прежде, и не просили прочитать стишок – «Дед Мороз, Дед Мороз, не кури папирос, а кури махорочку, приходи на ёлочку». Меня ваще не существовало.
Мне было очень обидно. Целый пакет вкусных пахучих мандаринов обменяли на какой то крикливый комок.
Гости сидели в зале, а меня посадили в спальне, караулить комок, пока мама отлучилась к гостям.
И я решила от него избавиться. Просто. Вот думаю, щас форточку открою и выкину. Делов-то. Снег глубокий, никто не найдет. И форточку ведь смогла открыть. И потащила уже.
Про то что была отловлена и нещадно бита я наверно рассказывать не стану.

Потом это моё детское горе выросло, и к 20 годам успело перетрахать всех моих подруг. Красивый, веселый и бесшабашный.
Очень заботливый и внимательный брат.
Он учил меня водит машину, любил, понимал и спасал неоднократно.
Вот такой он был. В той жизни.

| 12.02.2007 | 2578